torbasow (torbasow) wrote in kominform,
torbasow
torbasow
kominform

Category:

Мировой маоизм. Часть 21: Индокитай

«Джонка вздымалась и обрушивалась на грозных валах моря, струи тропического дождя резали непроглядный мрак, прерываемый проблесками молний. Вдали громыхал жуткий смех Бога-Дракона. На палубе стоял кутающийся в плащ китаец в надвинутой остроконечной шляпе, которую приходилось придерживать рукой, чтобы её не сорвал шальной ветер. Это был Фу Дацин, он же Фёдоров, агент Коминтерна, ученик Сталина. Партбилет, подписанный Мао, грел его сердце. По его поручению он держал курс к сингапурскому берегу, чтобы основать там Коммунистическую партию Южных морей» (фантазия по историческим мотивам).

В 1925 году китайские коммунисты основали в Сингапуре Наньянскую (Южных морей) компартию. В 1930 г. она разделилась на Компартию Индокитая (Хо Ши Мин), Компартию Малайи и Компартию Сиама. Кроме того, небольшая группа пыталась работать в Рангуне, но не преуспела (так как китайское население там оказалось слишком буржуазно), и бирманская компартия возникла десятилетием позже, на собственной основе.

Здесь мы рассмотрим Индокитай без Бангладеш (потому что он исторически тесно связан с Пакистаном и Индией), но с Бирмой/Мьянмой (поскольку она примыкает к региону и больше её отнести некуда), а также упомянем в связи с последней Бруней. Страны этого региона можно поделить на две группы. В одной (Бирма, Малайя) военные усилия коммунистов достигли своего (и весьма внушительного) пика одновременно с Китаем, но, в отличие, от последнего, не увенчались успехом и сменились затяжной партизанской войной, в конце концов затухнувшей. В другой (Вьетнам, Лаос и Камбоджа) борьба шла по нарастающей до победы коммунистов над США и их марионетками в 1970‑х, но после этого быстро слилась в ревизионизм и реставрацию капитализма подобно дэнистскому Китаю. Таиланд следовал по пути первой группы, хотя пик борьбы в нём хронологически совпал, видимо со второй.

Бирманская компартия (Бирмой до 2010 г. называлась Мьянма) была основана в 1939 г. крошечной горсткой активистов и поначалу боролась против британских колонизаторов. Основатель БКП — генерал-майор Аун Сан, деятель весьма своеобразный. Одно время он был министром обороны в прояпонском марионеточном правительстве и даже принял от императора Хирохито орден. Но затем повёл борьбу за независимость и был убит правыми заговорщиками в 1947 г., а его партия была запрещена и этот запрет был не снят и после получения независимости полгода спустя. (Кстати, его дочка — Аун Сан Су Чжи — была оппозиционным лидером, а с 2016‑го и до военного переворота в 2021‑м возглавляла правительство. Тоже очень своеобразная деятельница. Вице-президент Социнтерна, лауреат Нобелевской премии мира (1991). А уже в этом веке поддержала военных в их репрессиях против мусульман-рохинджа, из-за чего её популярность в мире пошатнулась.)

В 1946 г. один из лидеров, Такин Со («Такин», к слову, это не совсем имя, а скорее титул, вроде «сударя» — бирманские патриоты так традиционно назывались в пику британцам), откололся и организовал новую Компартию Бирмы (Красный флаг), менее значительную и выступавшую с леваческих позиций (позднее в советско-китайском споре она критиковала обе стороны). Она также вела партизанские действия, но в 1970 г. Такин Со был схвачен и партия практически сошла со сцены. Окончательно исчезла она после военного поражения в 1978 г. Такина Со в 1980 г. освободили по амнистии, а в 1988 г. он попытался вернуться в политику (в некой Партии единства и мира), но годом позже скончался. Региональный откол от «Красного флага» 1962 г. в штате Ракхайн в это время продолжал сражаться, но затем, в 1994‑м, сам раскололся и образовал с тремя другими повстанческими группировками Национальную объединённую партию Аракана, куда в 2004‑м влились и его остатки. НОПА продолжала вооружённые действия и выступала в союзе с мусульманами-рохинджа (про рохинджа можно почитать заявление Соцпартии Малайзии или более позднее заявление ИКОР). В 2020 г. она была распущена.

Старая компартия, которую на момент раскола возглавлял Такин Тан Тун, стала известна как БКП (Белый флаг).

Через полгода после получения независимости, в июле 1948‑го, «Белый флаг» развернул войну, вместе с союзниками из каренских народностей захватил несколько крупных городов, чуть ли не всю Центральную Бирму и едва не овладел Рангуном (парадоксально, но при этом партия не была запрещена аж до 1953‑го). Но в 1950‑м правительственные войска взяли верх и коммунисты отступили в горы Пегу. Годом позже БКП поставила всё на захват Мандалая, старой имперской столицы, но была разгромлена и сократилась до партизанской группы в джунглях. Она создала три главные базы в стратегических районах: в дельте Иравади, к западу от гор (в 1970‑м эта база была утрачена); в западном штате Шан, к северу; и на северо-востоке страны, у китайской границы.

Несколько раз «Белый флаг» пытался выходить на политическую сцену. В начале 1950‑х они попытались использовать для легальной работы откол от Бирманской соцпартии (тогда крупнейшей партии в стране), Рабоче-крестьянскую партию. Но на выборах РКП получила только одно место в городском совете Рангуна и девять мест в парламенте, в сравнении с более чем двумя сотнями у соцпартии. А организованный через РКП Бирманский конгресс профсоюзов объединил всего тысячу рабочих небольших предприятий, в сравнении с 80 тысячами в Конгрессе профсоюзов Бирмы у соцпартии. Подобные эпизодические попытки предпринимались и в 1960‑х.

В 1967 году Мао очень оптимистично оценивал перспективы бирманцев (последнее замечание, о бирманском правительстве, любопытно, так как отношения КНР с У Ну в 1950‑х были, напротив, неплохими):

«Весьма развилось партизанское движение в Мьянме в сравнении с Таиландом, к тому же основа для вооружённой борьбы уже создана за несколько десятилетий, партии здесь были разобщёнными (партия „Красное знамя“ и партия „Белое знамя“), а теперь они объединились. Есть единство против Не Вина, районы вооружённой борьбы составили уже 60 процентов площади Мьянмы. В Мьянме, в сравнении с Южным Вьетнамом, неплохие географические условия, есть простор для манёвров; географические условия Таиланда тоже весьма хороши. Мьянма поднимется, Таиланд поднимется — США тогда полностью утратят контроль в Юго-Восточной Азии. ‹…› Ещё лучше, что правительство Мьянмы против нас; хорошо бы они разорвали с нами дипломатические отношения, тогда мы смогли бы ещё более открыто поддерживать компартию Мьянмы».

«Белый флаг» всё время оставался на прокитайских позициях. Второе поколение руководства, установившееся в 1975 году было полностью подготовлено в Китае, а его лидеры Такин Ба Тейн Тин и Такин Пе Тинт долго прожили в Пекине. Китай продолжал довольно серьёзно (даже поставками тяжёлых вооружений, включая артиллерию) поддерживать «Белый флаг» даже после установления дипотношений (1971), визита президента Не Вина в Пекин (1975), ревизионистского переворота (1976) и визита Дэн Сяопина в Бирму (1978). Со своей стороны «Белый флаг» поддерживал новое, ревизионистское китайское руководство. Назначение Хуа Гофэна, реабилитацию Дэн Сяопина и арест «банды четырёх» он назвал в своём письме «тяжелейшими ударами по империализму, ревизионизму и всей реакции и великим вдохновением для революционных сил всего мира и дальнейшего продвижения революции»! В докладе на встрече ЦК в ноябре 1978 года Такина Ба Тейн Тин уверял, что «банда четырёх» «превратила бы КПК в ревизионистскую партию, такую как сейчас господствует над Советским Союзом».

Однако китайские ревизионисты всё же сокращали объёмы своей помощи. Поговаривали, что «Белый флаг» пытается компенсировать это за счёт наркотраффика, который после того, как Таиланд прикрыл по меньшей мере часть такой деятельности, перенаправился в Индию и Бангладеш через Бирму. Но так или иначе, с 23 тыс. в середине 1970‑х силы партии сократились примерно до 10 тыс. в 1988 г. А в следующем году последовал крах. Значительная часть руководства свалила в Китай, Аунг Вин дезертировал. Остатки партии распались на три группы, отошедшие от коммунизма вовсе.

После этого многие считали, что Бирманская компартия перестала существовать. Но нет. Так или иначе, она выжила и существует в подполье по сей день (но уже не прокитайская).

Компартия Индокитая под руководством Хо Ши Мина была образована в 1930 году. Французские владения в Индокитае состояли из королевств Камбоджа, Лаос и Аннам (Вьетнам), а также отделённой от последнего колонии Кохинхины. Но французы пришли и ушли, а доминирующее влияние Китая как издревле существовало, так осталось. И это историческое и геополитическое обстоятельство в духе древней стратегемы «Объединиться с дальним врагом, чтобы побить ближнего» определило линии тамошних коммунистов в период китайско-советской полемики. Коротко говоря, вьетнамцы и лаосцы, как непосредственные соседи Китая, питали традиционный страх перед усилиями китайцев по их подчинению; камбоджийцы имели подобные опасения насчёт вьетнамцев.

Поначалу, правда, даже после разделения коммунистов Индокитая по странам в 1950‑х (в 1955‑м свою партию создали лаосцы, в 1960‑м — камбоджийцы), этот вопрос не выступал на первый план. Вьетнамцы и лаосцы весьма дорожили своим китайским союзником в противостоянии с США и их марионетками. В 1970 году, когда между СССР и КНР была уже жестокая контра, дошедшая до военных столкновений, с Мао Цзэдуном встречался и очень тепло общался Генеральный секретарь ЦК Компартии Вьетнама Ле Зуан (в честь которого, между прочим, в 1987 году назвали площадь на окраине Москвы). А в беседе 1975 г. Мао с трагической проницательностью обозначил назревающую проблему: «У нас сейчас кризис руководства… Только [Дэн Сяопин] молод и силён».

К концу 1970‑х вьетнамцы и лаосцы победили и перестали нуждаться в китайцах, а эти последние в то же время вступили на путь реставрации капитализма, что повлекло оживление древней вражды, вплоть до военного конфликта, развязанного Дэн Сяопином в 1979 году. В таких условиях пути для формирования собственно маоизма во Вьетнаме и Лаосе были перекрыты. При этом в сущности характер режимов в этих странах был тот же буржуазно-реставраторский, что и в Китае. Лаос в 1986 году объявил о приватизации и переходе к рынку, а в 1990‑м выкинул из герба ЛНДР изображение серпа и молота. Во Вьетнаме тоже в 1986 году к власти пришли рыночные реформаторы. В 2005‑м членам партии было разрешено заниматься предпринимательской деятельностью и наоборот — бизнесменам разрешили вступать в партию.

С таким же (и даже более) печальным результатом, но совсем по иному, дела пошли в Камбодже. Прогрессивный принц Нородом Сианук закрывал глаза на использование вьетнамскими коммунистами его восточных провинций для переброски людей и поставок своим силам в Южном Вьетнаме. Поэтому вьетнамцы не одобряли попыток красных кхмеров против него партизанить. Но в 1970‑м генерал Лон Нол (внешне выглядевший, кстати, как пародия на Мао) сверг принца и вписался в войну на стороне своих покровителей из США. Повод для ссор исчез и коммунисты обеих стран принялись сражаться против нового режима плечом к плечу.

В апреле 1975 г., незадолго до взятия вьетнамскими коммунистами Сайгона, красные кхмеры взяли двухмиллионный Пномпень (город пришлось спешно эвакуировать под угрозой американских бомбёжек и в связи с невозможностью его прокормить). Сейчас трудно представить, но тогда в «Правде» приветствовали эту победу, такой единой была борьба народов Индокитая. Но, кстати, и красные кхмеры на тот момент были несколько другой командой. Изначально коммунистическое движение в Камбодже создавалось с подачи вьетнамцев и китайцев. В результате под руководством Салот Сара (Пол Пота) оказались и условно просоветские (провьетнамские) элементы, вроде Пен Севана и Хенг Самрина, и сторонники маоизма, вроде Пху Чхая и Ху Нима. Через несколько лет все они были репрессированы. Сам же Пол Пот маоистом не был, хотя демонстративно чтил Мао Цзэдуна (ну так Хуа Гофэн и Дэн Сяопин, которые после кончины Мао растоптали революционное наследие Мао, тоже перемежали это дифирамбами покойному вождю). В конце концов, полпотовцы сцепились с вьетнамцами, последние быстро одержали верх (что неудивительно: по населению Вьетнам превосходит Камбоджу в несколько раз) и, в начале 1979‑го, установили свой марионеточный режим во главе с Хенг Самрином. В 1985 г. его сменил другой бывший полпотовец — Хун Сен (в 1991 г. официально отказавшийся от коммунизма), а в 1993 г. в стране была реставрирована монархия и на трон вернулся Нородом Сианук.

Полпотовцы продолжали партизанить ещё многие годы. В 1996 г. дезертировал один из их лидеров, Иенг Сари. В 1997 г. Пол Пот был отстранён от руководства, а затем отравлен. Кхиеу Самфан и Нуон Чеа также дезертировали, Та Мок в 1999 г. был схвачен, на чём история красных кхмеров завершилась.

В Малайзии коммунистическое движение всегда в основном строилось из этнических китайцев (составляющих более пятой части населения страны), что способствовало его прокитайской ориентации. Вторая мировая война дала малайским коммунистам особый шанс проявить себя. В союзе с Китайским антияпонским союзом они организовали Малайскую народную антияпонскую армию для сопротивления оккупантам,— а также политической агитации среди рабочих каучуковых плантаций и крестьян. Три жёлтые звезды на красном знамени армии символизировали народ Малайи — малайцев, китайцев и индийцев.

После поражения японцев страну вновь захватили британцы. Официально демобилизованные коммунисты действовали открыто и даже были представлены в сформированном тогда Консультативном совете. Но британская колониальная администрация явно была озабочена их влиянием на профсоюзы и постаралась выдавить их с легальной сцены. В результате, в 1948 году коммунисты вновь развернули партизанскую войну, воссоздав Малайскую народно-освободительную армию. Всё началось со вспышки, когда июньским утром трое бунтарей ворвались в офис управляющего каучукового предприятия и застрелили его. Коммунистам не удалось добиться такого успеха, как в тогдашней Бирме (и тем более, как в тогдашнем Китае), но официального объявленное чрезвычайное положение сохранялось более десяти лет. За это время численность армии коммунистов под командованием героического Чинь Пэна сократилась с нескольких тысяч до нескольких сотен партизан, укрывшихся в южном Таиланде.

В 1965‑м Сингапур вышел из Малайзийской Федерации, но Компартия Малайи не признала это отделение (точно так же, как и захват северного Калимантана — Саравака и Сабаха), поэтому сингапурские коммунисты оставались в её составе. К тому времени Ли Куан Ю, возглавивший Сингапур в 1959‑м, вычистил коммунистов из своей тогда ещё левой, партии «Народное действие», и они перегруппировались в «Социалистический фронт» (Барисан Социалис).

В 1968 г. малайские коммунисты вновь воспрянули, распространив свою деятельность из таиландского пограничья в несколько штатов страны. На 1975 г. численность партизан оценивалась в две тысячи. В то же время, однако, жестокие чистки, проводимые Чинь Пэном, привели к двум крупным отколам. В 1970 г. от Компартии Малайи откололась Компартия Малайи (Революционная фракция), а в 1974 г.— Компартия Малайи (марксистско-ленинская). В 1983 г. оба откола объединились в Компартию Малайзии во главе с А Ленгом (МЛ) и Хуан Чэнем (РФ). По оценкам таиландских военных, у МЛ тогда было 500 партизан, у РФ — 200 (а у прежней партии — от 800 до 1300 бойцов). Новая партия отказалась от классической стратегии «деревня окружает город», так как крестьянство было преимущественно малайским, а партийные кадры оставались в основном китайскими, но стремилась получить поддержку как китайских городских рабочих, так и малайских крестьян. Кроме того, она признала новую сконструированную государственность Малайзии (с Сараваком и Сабахом, но без Сингапура).

Ещё до раскола малайские коммунисты официально приняли марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи, а в дальнейшем продолжали ориентироваться на ставший ревизионистским Китай. В 1978 г. Компартия Малайи объявила, что при Хуа Гофэне «социалистический Китай есть могучий бастион мировой революции», а в следующем году приветствовала установление дипотношений США с Китаем и выступала против вьетнамского вторжения в Камбоджу. (Правда, были и такие активисты как товарищ Хо Пиу, оставшиеся верными маоизму.)

Между тем, в 1976 г. Таиланд установил дипотношения с КНР и в 1981 г. китайцы свернули материально-техническую поддержку Компартии Таиланда. В то же время Дэн Сяопин договорился с сингапурским лидером Ли Куан Ю и по его просьбе закрыл вещавшую с территории Китая радиостанцию Компартии Малайи. В 1983 г. началось совместное малайзийско-таиландское наступление против коммунистов в приграничных районах. В 1987 году партизаны Компартии Малайзии по соглашению с таиландскими военными сложили оружие и поселились в пяти «мирных деревнях». Их было на тот момент чуть более полутысячи, около половины — женщины. Чуть позже, в 1989 году, также на территории Таиланда, сложила оружие и самораспустилась также и Компартия Малайи. Тогда же о прекращении вооружённой борьбы и признании отделения Сингапура заявил также живший в Таиланде лидер сингапурских коммунистов Фан Чуан Пи. В 1997‑м ему удалось договориться с властями Сингапура о возвращении в страну бывших повстанцев. Что до Чинь Пэна, то, несмотря на публичное покаяние и достигнутые договорённости, он так и не смог вернуться в Малайю и скончался в 2013 г. в Бангкоке. О его судьбе рассказывает снятый в 2006 году фильм «Последний коммунист».

Саравак (вместе с расположенным рядом более густонаселённым, но менее затронутым коммунистической активностью Сабахом) — это буквально заморская колония Малайи, захваченная ещё тысячу лет назад. Расположены эти два штата за Южно-Китайским морем, на острове Калимантан, и населены главным образом не малайцами-мусульманами, а поклоняющимися богу-дракону даяками, народом Калимантана, а во вторую очередь — вездесущими китайцами.

Вот среди учащихся китайских школ и при участии эмигрантов 1930—1940‑х из Китая там и распространялся коммунизм. Между тем, в 1962 году в соседнем Брунее вспыхнуло левое восстание 1962 г. против монархии и плана вхождения в Малайзию (хотя в этой малайской колонии, собственно политическом центре малайцев на Калимантане, мусульмане-малайцы как раз составляют большинство). Султан жестоко подавил восстание и разгромил руководившую им левую Народную партию Брунея (после чего она зачахла в изгнании), но к созданной годом позже Малайзийской Федерации решил не присоединяться. А Саравак и Сабах в Малайзию были включены, поэтому тамошние молодые китайцы (и некоторые даяки), при помощи Индонезийской компартии и некоторых прокоммунистических индонезийских военных командиров развернули народную войну, как в Малайе. Индонезийская поддержка, однако, была вскоре, после правого переворота 1965‑го, утрачена.

В 1970 г. повстанцы Саравака оформились как Северокалимантанская компартия. Но война не задалась, и уже в 1973 г. большинство партизан (около полутора тысяч) приняло предложение амнистии. В конце 1980‑х сложили оружие оставшиеся партизаны и в 1990 г. СККП подписала мирное соглашение с правительством. (Ещё с 1984 года антиколониальную и природоохранную кампанию в защиту даяков вёл швейцарский журналист Бруно Мансер, вскоре после 2000 года, вероятно, убитый, но это уже другая история.)

Таиланд (до 1932 г.— Сиам) — единственная страна в ЮВА, которая никогда не была колонизирована европейскими державами. Хотя пограничные области, на которые претендовал Таиланд, были захвачены британцами в Малайе и французами в Индокитае, большинство Таиланда осталось независимым королевством. Однако в течение Второй мировой войны Таиланд был оккупирован японцами. Антияпонские настроения поспособствовали росту Компартии Таиланда, но после войны она была вынуждена снова уйти в подполье.

Поначалу в партии рулили этнические китайцы, но свои плоды приносила целенаправленная политика привлечения активистов из коренных народов и их выдвижения в руководство. Тем не менее, связи с Китаем играли ключевую роль. В начале 1950‑х руководство тайских коммунистов проходило обучение в Пекине. В 1960 году партия приняла решение о развёртывании в стране затяжной народной войны. Численность её партизан, по разным данным, в разные периоды составляла от пяти до десяти тысяч, а на территориях под их управлением жили десятки, если не сотни тысяч человек. На Севере и Северо-Востоке работа велась среди горных племён, ощущавших себя жертвами пренебрежения правительства (в дальнейшем именно эффективная стратегия развития этих регионов послужила одной из важных причин поражения коммунистов). На Юге тайское коммунистическое повстанчество было связано с малайским и, по некоторым данным, с мусульманским сепаратизмом.

Как и бирманцы, таиландцы предпринимали попытки выхода на легальную политическую арену и сотрудничества с более умеренными силами. В 1976 г. КПТ объявила новую программу из 10 пунктов, включающую требования свободы речи и политической деятельности, расовое и социальное равенство различных этнических групп в стране, аграрную реформу, достижение полной занятости, гарантированное образование и здравоохранение и независимую внешнюю политику. Вскоре после этого компартия вместе образовала коалицию с Соцпартией Таиланда, Партией социалистического единого фронта и другими группами, учредив Комитет за координацию патриотических и миролюбивых сил. В то же время партия испытала прилив новых сторонников после демократического восстания в 1973‑м и подавления студенческого выступления в университете Таммасат в 1976‑м.

Со смертью Мао Цзэдуна международное положение КПТ резко ухудшилось. Прежде она могла одновременно пользоваться помощью от Китая (снаряжение, политическая подготовка), Лаоса (базовые лагеря, маршруты помощи), Вьетнама (транспорт, военная и медицинская подготовка) и, после победы красных кхмеров в 1975‑м, лагерями в Кампучии. Но теперь от этого блока отпали вьетнамцы и лаосцы, потом, в начале 1979‑го, вьетнамцы свергли красных кхмеров и поставили в Камбодже свой марионеточный режим, и наконец, китайцы слились и таиландские коммунисты остались вообще ни с чем.

Разногласия с Вьетнамом существовали ранее: таиландцы твёрдо поддерживали марксистов-ленинцев в китайско-советской полемике (уж во всяком случае после того, как брежневский ревизионизм в середине 1960‑х отказался поддержать их вооружённую борьбу), в то время как вьетнамцы считали правильным блюсти нейтралитет. Теперь (когда таиландцы или проморгали ревизионистский переворот в Китае или просто ничего не могли поделать с исторически установившимися отношениями) эти противоречия обострились в связи с авантюризмом Пол Пота и агрессивным курсом Дэн Сяопина. Ханой предупредил КПТ, что свернёт помощь, если тайские коммунисты не порвут с китайско-кампучийским блоком против Вьетнама. Так и случилось, а спустя несколько месяцев были закрыты и лагеря КПТ в Лаосе.

Тогда же последовал первый удар от китайцев: была закрыта радиостанция, вещавшая из Юньнани. В 1981 г. китайский премьер Чжао Цзыян в ходе визита в Бангкок заявил, что Китай не позволит отношениям между КПК и КПТ повредить отношениям между двумя странами. 1980‑е стали для таиландских коммунистов периодом упадка и массового дезертирства, поощряемого программой амнистии. Скончался (находясь на лечении в Пекине) возглавлявший их в самые славные годы товарищ Кхамтан (он же Пхайом Чуланонт; его сын, Сураюд Чуланонт, внезапно, возглавил правительство в 2006—2008 гг., а сейчас возглавляет Тайный совет при короле). С 12 тысяч в 1976 году их численность сократилась до всего лишь 250 в 1987‑м. В 1991‑м партия номинально ещё существовала и несколько её лидеров продолжали скрываться от властей.

В 2009 году, когда вся страна поделилась на «красные рубашки» (сторонников миллиардера-популиста Таксина Чинавата) и «жёлтые рубашки» (сторонников короля и военных), ветераны КПТ также раскололись по этой линии. Одни считали Таксина Чинавата врагом номер один, как «монополистического капиталиста», другие, включая последнего генерального секретаря партии Тонга Джамси,— прогрессивным «либеральным капиталистом свободного рынка», противостоящим «новой абсолютной монархии». Ряд ветеранов-коммунистов занял видные позиции в движении «красных рубашек», но это ни к чему не привело. Строить независимое рабоче-крестьянское движение то ли никто не пытался, то ли это оказалось невозможно. Тонг Джамси скончался в июле 2019 года в возрасте 98 лет.

Tags: Бирма, Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Кампучия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, маоизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments