torbasow (torbasow) wrote in kominform,
torbasow
torbasow
kominform

Categories:

Мировой маоизм. Часть 17: Аргентина и Уругвай

В Южной Америке есть две страны, представляющие собой американскую «Европу», где большинство населения составляют не индейцы и метисы, не негры или индийцы, а имеют европейское происхождение. Эти страны лидируют по степени урбанизации, а располагаются они в сравнительно высоких широтах (наряду с Чили, но отделены от неё Кордильерами). Это Аргентина и Уругвай. К этой же группе примыкают бывшие аргентинские Мальвинские острова, но они теперь британские Фолкленды, были упомянуты в предыдущем обзоре, а по существу сказать о них всё равно нечего.

В Аргентине около 1960 г. от Соцпартии откололась Аргентинская социалистическая партия авангарда (но это не точно, есть и другие версии), через четыре года расколовшаяся на «Коммунистический авангард» и «Народный авангард», судьба которого неизвестна. Влияние «Коммунистического авангарда» было невелико и ограничивалось студенчеством, хотя её член Рикардо де Лука был пресс-секретарём Оппозиционной Всеобщей конфедерации труда, радикального откола от перонистской ВКТ, а в 1969 году лидеры группы играли некоторую роль в народном восстании в Кордобе («Кордобазо»), в котором ОВКТ участвовала. Группа поддержала Культурную революцию, а в 1965 г. лидер «КА» Элиас Семан посетил Китай. Кубу группа осуждала за участие в съезде компартий в Москве в 1969‑м, поддержку вторжения в Чехословакию и в целом за «ревизионистскую линию превращения Кубы в новую колонию Советского Союза». В 1975‑м и 1976‑м делегации группы снова посещали Китай, где их принимал Яо Вэньюань, а затем Хуа Гофэн. Она сменила название на Компартию Аргентины (марксистско-ленинскую), а затем была загнана в подполье военной диктатурой Хорхе Видела (Элиас Семан и генсек Роберто Кристиана пали его жертвой).

Чуть ранее, в 1975‑м, от «КА» откололась Аргентинская марксистско-ленинская компартия во главе с Оскаром Риосом и Хосе Риосом, имевшая некоторое влияние на студенчество и рабочих мясной промышленности. 30 мая 1976 года её боевики захватили полковника Хуана Альберто Питу, которого хунта поставила во главе Всеобщей конфедерации труда. В 1982 г. обе партии воссоединились, сформировав дэнистскую Партию освобождения. Сейчас они продолжают нахваливать «социалистические» «Китай, КНДР, Кубу, Вьетнам и Лаос», особенно выделяя Кубу и пихая повсюду — жестокая ирония! — анфас антиревизиониста Че Гевары.

Другая марксистско-ленинская группа, под руководством Сесара Отто Варгаса, возникла 6 января 1968 г. в результате раскола Компартии Аргентины и её комсомола (по её утверждениям, она привлекла 75 % комсомола в столице, 60 % в провинции Буэнос-Айрес и 80 % в Кордове). Через год она приняла название Революционная компартия, но как маоистская определилась только после 1972 года. Тогда из неё вышли сторонники кастроизма, вероятно примкнувшие к также отколовшейся от комсомола КПА (в марте 1967‑го) повстанческой группе Революционные вооружённые силы.

У РКП были связи с движением теологии освобождения, включая «Командование Камило Торреса» и «Движение священников Третьего мира». Но особенно сильна она была в студенческом движении. Поначалу партия даже контролировала Федерацию аргентинских университетов, но переборщила с радикализмом при невнимании к нуждам студентов. Партия понимала, что сельская герилья для страны не годится и пропагандировала городскую, но всё равно нехорошо получилось — и герилью не развернули и позиции среди студентов уже к 1969‑му утратили.

К середине 1970‑х партия установила прочные отношения с китайцами. В 1974 году её делегация встретилась с Чжан Чуньцзяо, а в 1978‑м — с видными ревизионистами Ли Сяньняном и Гэн Пяо — но в дальнейшем осталась на маоистских позициях.

При военной диктатуре 1976—1983 г. РКП тоже была под запретом. После возвращения демократии партия поучаствовала в выборах, но без особого успеха и в 1993 г. приняла решение от выборов воздерживаться. В начале нового века РКП активно участвовала в движении «пикетеро»; в 2003 г. движение раскололось — часть его хотела сотрудничать с новым президентом левым перонистом Нестором Киршнером, а сторонники РКП выступали против.

В 2013 г. от РКП откололся некий Комитет воссоздания революционного коммунизма (Comité de Reconstrucción del Comunismo Revolucionario) Густаво Фунеса, Агустина Фунеса и Сантьяго Слонимски, выступивший против акцента партии на противостоянии режиму Киршнера. А чуть позже в том же году от РКП откололась Марксистско-ленинско-маоистскую партию Огненной Земли (Partido Marxista Leninista Maoísta de Tierra del Fuego). К 2016 году отколы слились, образовав РК-МЛМП.

Кроме этих двух партий, были отдельные упоминания о других марксистско-ленинских организациях: Партия аргентинского труда (Partido del Trabajo Argentino) в конце 1960‑х, связанная с Прогрессивной партией труда в США; основанная в 1971 году «Социалистическая ориентация» (Orientación Socialista) в 2003‑м участвовала в выборах в блоке с брежневистами (когда тот достиг наибольшего за свою историю успеха — 4,6 %); наконец, уже в ⅩⅩⅠ веке появился некий Кружок изучения марксизма-ленинизма-маоизма (Circulo Estudio Marxista-Leninista-Maoista).

В Уругвае (который когда-то отколола от Аргентины Бразилия, если упростить) власти не дожидались, пока разовьётся революционное движение, а уже в первой половине ⅩⅩ века, начиная с президента Хосе Батлье-и-Ордоньеса, активно проводили реформы, включавшие ограниченную национализацию, строительство одной из первых в Америке систем соцобеспечения и благоволение к профсоюзам. Это позволяло удерживать компартию на периферии, где она соревновалась с социалистами. Но к 1960‑м экономическая ситуация в стране ухудшилась. На это последовало два различных отклика.

Компартия Уругвая организовала Широкий фронт (Frente Amplio), включавший социалистов, христианских демократов и осколки двух главных партий страны — «Колорадос» и «Бланкос». На выборах 1972 г. он добился значительных успехов, но год спустя произошёл военный переворот и более чем на десятилетие установилась диктатура. КПУ продолжала бороться и в подполье и потом. После краха Советского Союза её постиг жестокий идеологический кризис, но организационно она стала ещё сильнее, и получает на последних выборах более 6 %. Так что Уругвай сейчас одна из немногих стран, где наблюдается левый тренд (другой вопрос, значит ли это что-либо — у нас КПРФ и 25 % получала и треть мест в парламенте имела, как и прачандисты в Непале…).

С другой стороны, у компартии появились конкуренты слева, в первую очередь «Тупамарос», кастроисты, которые, однако, партизанили в городах. В 1970‑х военным, в основном, удалось подавить и их. После легализации они были уже не те и в 1989 году растворились, вместе с анархистами, геваристами (они, правда, потом откололись) и троцкистами, в Движении народного участия, также вошедшее в Широкий фронт, который, кстати, с 2004 года у власти. А боевик «Тупамарос» и один из лидеров ДНА, Хосе Мухика, в 2010—2015 гг. был президентом.

В 1963 году молодёжь из компартии во главе с Хулио Арисагой и Вашингтоном Родригесом создала Революционное левое движение (забавно, что примерно в то же время в Венесуэле, Перу и Чили были созданы организации под тем же именем — но все кастроистские). РЛД не участвовало в выборах, а в 1967—1970 гг. вообще было под запретом; до 1972 года оно отказывалось присоединиться к Широкому фронту. Кастроистов маоисты обвиняли в «авантюризме, субъективизме, левом оппортунизме и терроризме», «полном расхождении с марксизмом». Правда, сами не могли состязаться ни с ними, ни с промосковскими ревизионистами. Их влияние на организованное рабочее движение оставалось на нуле.

В 1973 году РЛД сменила название на Революционную компартию Уругвая. 1 декабря она снова оказалась под запретом, но продолжала поддерживать связи с китайцами, в том числе, увы, и после смерти Мао и ревизионистского переворота. Правда, в течение этого трагического 1976 года всё руководство партии попало в тюрьмы, начиная с генерального секретаря, Марио Эченике, схваченного ещё в январе, так что кто там был ответственен за приветствия Хуа Гофэну… Партия ушла в глубокое подполье, где и разобралась в вопросе, встав на маоистские позиции.

В 2013 г. при участии РКПУ (а также, в частности, кастроистов, одной из веточек тех же «Тупамарос») была создана леворадикальная коалиция «Народное единство». В следующем году коалиция получила чуть больше 1 % голосов и одно депутатское место. В 2019 г. результат оказался несколько хуже и ни одного места получено не было.

Обе революционные компартии — и аргентинская и уругвайская — входят в ИКОР.

Tags: Аргентина, ИКОР, Латинская Америка, Уругвай, геваризм, кастроизм, маоизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments