torbasow (torbasow) wrote in kominform,
torbasow
torbasow
kominform

Category:

Мировой маоизм. Часть 15: Перу

В 1928 году Хосе Карлос Мариатеги основал Соцпартию Перу и вскоре после этого умер в молодом возрасте. Уже в 1930‑м его последователи, во главе с Эудосио Равинесом (двенадцать лет спустя он уйдёт вправо), реорганизовались как Компартия Перу, которая стала уже́ полноценным членом Коминтерна. Последующие сорок лет компартия выступала как активный, но незначительный соперник могущественной левой Апристской партии. Чтобы воспрепятствовать приходу апристов к власти, в 1962 г. военные совершили переворот. Многие лидеры компартии при этом были брошены в тюрьму и на этом фоне в январе 1964 года произошёл раскол. Просоветский осколок сохранил газету «Унидад», а прокитайский стал издавать «Бандера рохо» (т. е., Красное знамя). Помимо Мао с его теорией затяжной народной войны эти последние обращались также к Мариатеги, принимая его оценку перуанского общества как полуколониального. Поначалу они ещё принимали участие в выборах — на муниципальных выборах 1966 года в Аякучо они получили треть голосов и провели одного кандидата в городской совет; но на выборах 1967 года в Лиме они призвали бросать чистые избирательные бюллетени.

В 1967 г. один из лидеров «Бандера рохо» Хосе Сотомайор Перес разругался с генеральным секретарём Сатурнино Паредесом и создал свою Компартию (марксистско-ленинскую), базировавшуюся в Арекипе (эта партия так никогда толком и не встала на маоистские позиции, а к 1976 году совсем в них разочаровалась и самораспустилась). В 1969‑м последовал новый откол — фракции газеты «Патриа роха» во главе с Одоном Эспиносой. В этом конфликте во главе партийного агитпропа и газеты «Бандера рохо» встал Абимаэль Гусман, возглавлявший партийное отделение в Айякучо. Уже год спустя Гусман подверг Паредеса критике за ликвидаторство и — неожиданно, учитывая дальнейшую его собственную судьбу — культ личности (тот издал собственный цитатник в подражание «красной книжечке»). Вместе со своими сторонниками он учредил новую группу, которая стала известна как «Сендеро луминосо», т. е. «Светлый путь». Название было взято из лозунга одной из её студенческих организаций, «Светлым путём Мариатеги» (а лозунг восходит к словам Мариатеги «Марксизм-ленинизм откроет революции светлый путь»).

Эти четыре партии были самыми значительными из множества, едва ли не двух дюжин, существовавших тогда маоистских групп. Например, в 1965 г. Рикардо Напури, Сесар Бенавидес, Рикардо Леттс и Эдмундо Мурругарр основали «Революционный авангард». В 1974 г. от него откололась маоистская Революционная компартия («Класе обрера») Мануэля Даммерта Эго-Агирре. В 1980 г. Мануэль Даммерт избрался от РКП депутатом, он и по сей день остаётся активным левым политиком, хотя сама партия самораспустилась в 1990 г. А в 1977 г. от «Революционного авангарда» откололся Революционный авангард («Пролетарио комуниста»), который участвовал в выборах вместе с «Патриа роха», а затем распался и частично влился к сендеристам. И в том же году от Революционной компартии откололась фракция «Тринчера роха». В 1984 г. Движение революционной левой (MIR, откол от апристов), троцкистская Революционная рабочая партия, «Революционный авангард» и «Тринчера роха» объединились в Мариатегистскую объединённую партию, существовавшую до 1996 г. (девять лет спустя она была возрождена как Соцпартия).

Влияние «Бандера роха» на крестьянство в начале 1970‑х сошло на нет (возможно, в этом сыграло свою роль, что новый режим генерала Хуана Веласко Альварадо провёл земельную реформу). Кадровая база оставалась студенческой, партия откровенно переживала из-за этого, но ничего не могла поделать. Переименовавшись после откола «сендеристов» в Компартию Перу (марксистско-ленинскую), она перешла в ходжаистский лагерь и переживала упадок. В 1978 году она ещё поучаствовала в выборах в блоке с троцкистами, а потом о ней и вовсе ничего не слышно (тем не менее, она существует по сей день).

Положение «Патриа роха» было прочнее, хотя в 1970‑х от неё откололись ещё по меньшей мере две группы, дальнейшая судьба которых неизвестна — «Тьерра роха» и Маоистская марксистско-ленинская компартия. База «Патрия роха» также была среди студентов и преподавателей, она контролировала Профессиональный союз трудящихся перуанского образования (СУТЭП) и выводила его на общенациональные забастовки в 1978 и 1979 годах. Кроме того, партия имела влияние и в рабочих профсоюзах. После окончания военного режима она участвовала в коалиции, выдвигавшей на президентских выборах 1980 года лидера СУТЭП Хорасио Зебаллоса, получившего полтораста тысяч голосов (3,7 %). «Патриа роха» понемногу заменила «Бандера роха» в качестве прокитайской партии — увы, как раз ко времени, когда Мао умер и руководство в Китае перешло к ревизионистам. В 1978 г. от «Патриа роха» откололась фракция с тем же названием (но на кечуа — «Пука ллакта») во главе с Хорхе Уртадо «Лудовико»; в 1984 г. она поддерживала военное наступление «сендеристов», а в 2001 г. связанный с нею агроном Давид Хименес Сардон был избран президентом региона Пуно. Между тем, «Патриа роха» сильно потеряла в численности и влиянии после начавшегося в 1988‑м кризиса перуанской левой, но осталась крупнейшей в стране легальной компартией.

«Сендеро луминосо» изначально была наиболее сильна в Национальном университете Сан-Кристобаль-де-Уаманга, где с 1962 года работал Абимаэль Гусман, а оттуда распространилась на другие учреждения. Но затем влияние партии в университетах стало падать и с 1977 года она переключилась на подготовку вооружённой борьбы, успешно ведя пропаганду среди крестьян, городской и сельской бедноты, членов индейских общин и рабочих в деревнях Айякучо. «Народные школы» завербовали и индоктринировали несколько сотен будущих боевиков. Отвергая фокоизм Кастро и Че Гевары, сендеристы старались сразу обеспечить более широкий размах народной войны. В 1980 г. они решили, что готовы, и 18 мая начали с сожжения избирательных урн в городке Чусчи.

Последующую дюжину лет «Сендеро луминосо» было важнейшим вооружённым революционным движением в Латинской Америке и стало серьёзным претендентом на контроль над страной. На этом пути сендеристы сталкивались не только с силами государства. Крестьяне не всегда одобряли их меры, порой они были недовольны попытками отгородить их от капиталистического рынка и к запретам на алкоголь тоже относились неоднозначно. Остаётся вопросом, насколько восстание было крестьянским движением, а насколько питалось продолжающимся притоком молодёжи из обедневшего среднего класса. Кроме того, сендеристам противодействовали и умеренные левые — к примеру, «Изкирда унида» смогли вытеснить их из региона Пуно близ озера Титикака. Партия отвечала выборочными убийствами своих противников, а также расправами над ненавистными крестьянам дельцами и скотокрадами.

«Сендеро луминосо» смогло надолго закрепиться в верховьях реки Уаллега, важнейшем в стране районе производства коки, защищая крестьян как от правительства (и США), так и от наркодилеров. Налогообложение производства коки обеспечило партию финансами.

С 1989‑го «Сендеро луминосо» уделяло всё больше внимания трущобам столичной Лимы и её окрестностей, но в организованное рабочее движение проникнуть не сумело.

В 1990 году апристского президента Алана Гарсию сменил Альберто Фухимори, не связанный ни с левыми, ни с правыми традиционными партиями. В марте 1992‑го он совершил переворот и распустил Конгресс, обвинив его в том, что тот мешал справиться с инфляцией и маоистами-партизанами. Фухимори провёл радикальную экономическую программу, действительно резко сократив инфляцию — за счёт массового роста безработицы и общественного неравенства.

В сентябре 1992 года, незадолго перед запланированным «Сендеро луминосо» ударом, который должен был и, как считается, имел шансы установить в стране стратегическое равновесие, в Лиме было схвачено более половины его ЦК, включая Гонсало. Наступление маоистов было сорвано, а вскоре в их рядах произошёл раскол на сторонников мирных переговоров и продолжения войны. В октябре 1993‑го сам Гонсало выступил за прекращение восстания. Поскольку он был в тюрьме, аутентичность этой позиции вызвала (по всему миру) ожесточённые споры, растянувшиеся на многие годы (например, Маоистское интернационалистическое движение в США ещё в начале этого века яростно обрушивалось на тех, кто признавал её подлинной,— в частности, на Луиса Арсе, издававшего в Европе «Эль диарио интернасионал»). Тем не менее, факт, что фракция Гонсало сосредоточилась на правозащитной деятельности.

В 1999 г. сторонники продолжения войны потерпели ещё один сильный удар — захват очередного лидера Оскара Рамиреса. Тем не менее, в новом веке партизанскую войну продолжали вести фракции тов. Артемио, действующая в Верхней Уаллаге, и тов. Алипио, действующая на реке Эне («Просегир», то есть «Продолжатели»; возможно, позже, в 2009—2010 гг. именно эта фракция выступала как Компартия Перу — марксистско-ленинско-маоистская, порвавшая с Гонсало и враждебная ему). В последние годы отмечается оживление партизанской деятельности, при этом насколько вооружённые группы сохраняют маоистскую идеологию, в точности неизвестно.

Итак, народная война «Сендеро луминосо» не удалась по ряду причин: отсутствие достаточно широко приемлемой альтернативы для крестьянства; неспособность распространиться в среде городского пролетариата и интеллигенции; жестокие военные меры режима диктатуры. «Сендеро луминосо», значительно сократило свою вооружённую деятельность и пережило ряд расколов, его будущее вызывало огромные сомнения. Тем не менее, за последующие десятилетия оно и не сошло на нет, что свидетельствует о сохранении некоторой социальной базы в сельской местности.

Деятельность сендеристов продолжают освещать, в частности, журнал «Красное солнце», немецкий «Союз новой демократии», блоги pcp71028 на блогспорте и уордпрессе.

При основании ИКОР в 2010 г. в неё вошла некая Марксистско-ленинская партия Перу, о которой, правда, с тех пор почти ничего не слышно.

Tags: Перу, маоизм, народная война, троцкизм, ходжаизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments